Кенийский самогон чанга и традиционные ценности

Россия не единственная страна в мире, где население радостно употребляет алкогольные суррогаты. До 70% кенийцев пьёт местную самогонку чанга (перевод – «убей меня быстро»). Стакан чанги стоит всего 20-30 центов, а её потребление – это ещё и вызов кенийцев бездуховным западным ценностям. Производство самогонки контролирует секта «Единый народ», которая очищает Кению от геев и читающих иностранные книги.

До 40% населения Кении – алкоголики. Патриоты объясняют повальное пьянство тяжёлым наследием колониализма – якобы пить алкоголь их приучили англичане. Английское влияние в «культуре» пьянства у кенийцев точно есть – они предпочитают употреблять крепкие спиртные напитки и пиво.

Так как Кения одна из самых бедных стран мира (ВВП на душу населения 1,5 тысячи долларов в год; 100 долларов в месяц считаются хорошей зарплатой), народ не может себе позволить пить фабричный алкоголь, тем более иностранного производства. Но пить что-то надо, и в стране расцвёл самогонный рынок. Стакан огненной жидкости стоит там 20-30 центов (7-10 рублей), и это дешевле хлеба.

Основу кустарного производства составляет чанга (Changaa) – самогонка крепостью 50-60 градусов. Её производят из пшена, сорго или кукурузы, но чтобы сшибало с ног, в неё нередко добавляют керосин или средство для бальзамирования – достаточно 300-350 мл такого суррогата, чтобы человек упал и забылся.

До последнего времени от употребления суррогатов в Кении ежегодно погибало до 12-15 тысяч человек (при населении страны в 45 млн. человек – в три раза меньше, чем живёт в России; в России от суррогатов гибнет до 40 тысяч в год, т.е. в Кении российский уровень смертности).

В начале нулевых кенийское правительство взялось за жёсткую борьбу с самогонщиками. В ходе рейдов полиции по подпольным заводам были десятки убитых с обеих сторон. Накат властей на бутлегеров ни к чему не привёл, и в 2010 году правительство узаконило самогоноварение. Единственным условием, которое поставили власти перед самогонщиками – не добавлять в алкоголь «искусственные добавки», типа того же керосина или кислоты из аккумуляторов. Виновным в смерти от суррогатов теперь грозит до 5 лет тюрьмы, но при тотальной коррумпированности следствия и правосудия за эти почти четыре года ни один самогонщик, по вине которого умер пьянчуга, так и не был осуждён.

Помочь победить власти самогонщикам помогло движение Mungiki (Мунжики, почти как по русски «Мужики», но на местном наречии – «Единый народ»), крышевавшее бутлегерство. Это довольно многочисленная кенийская секта, в которой состоит до 500 тысяч мужиков. Основу учения Мунжики составляет идея возвращения народа к «корням», для чего надо сбросить социально-культурные основы колонизаторов – христианство, образование и в целом западный образ жизни. Особой ненависти удостаиваются гомосексуалисты и преподаватели вузов, которых «мужики» рубят мачете. «Единый народ» не раз прилюдно устраивал сожжение «западных книг» (от Шекспира до Толкина), а несколько читателей бездуховной литературы было повешено.

Ниже на фото показано, как расцвела кенийская духовность от чанги, а также само производство и потребление самогона:

чанга-1
A labourer prepares distilled traditional "chang aa" home brew alcoholic liquor at a micro-brewery in the suburbs of Kenya
чанга-3
чанга-5
чанга-6
чанга-7
чанга-8
чанга-10
чанга-11
чанга-13

Поделиться в соц. сетях

Leave a comment

Your email address will not be published.

*